Сказ. Как Костя Комментатор на аудиторию обижался

В одном царстве, в одном государстве (коррупционном и разваливающемся, конечно же) жил да был орел-мужчина. Дабы не обидеть никого, да чтоб не подумали отроки лишнего – назовем его популярным и распространенным именем. Константин. В переводе с античного – «постоянный».

Жил себе Константин припеваючи и горя не знал. Жена-красавица, дети-умницы. Государство коррупционное, но на хлеб с маслом всегда хватало. Да еще работа у Константина была – не работа, а мечта. Комментировал Константин сборища спортивные в которых отроки да мужики бородатые гоняли мяч по полю зеленому. Туда да обратно. Дабы затолкать сию сферу кожаную (а может уже и не кожаную, поди их разбери, чужеземцев) в белый прямоугольник воротами именуемый.

И все-то было хорошо у Константина. Такая прекрасная работа. Сиди себе да в микрофон словеса выкрикивай. Чем громче крикнул, тем признания больше болельщицкого.

Так, по крайней мере, думалось.

И деньги платились немалые, и с отроками спортивными тусовалось до упаду, но вот как матч закончится – так хоть прямо увольняйся. Виной всему – сети социальные в коих любила Константина чихвостить челядь нерадивая да неблагодарная – ну, ежели им работа Константина на месте комментаторском не нравилась. А такое бывало очень часто.

Да после каждого матча такое бывало, что уж там.

Константин даже пытался отповеди читать люду неблагодарному, не забывая слушателям своим почетные звания раздавать. Тот ебанько, этот идиот – много людей с плеча барского узнали свою личину истинную. Константин, поутру, конечно расстраивался, сразу мысль –  а как народ? Оскорбленный и униженный? И давай тереть свои грамоты да звания читателям. А чтоб не докапывались особо – в тюрьму их кидал темную. Тьма накрывала слушателей, как в заднице у мустанга в безлунную ночь в прериях. Бездонная тьма, баном именуемая. 

Так Константин на критику реагировал. А иногда и просто на вопросы неприятные. Ежели не банить – это ж отвечать придется. А потом жалеть, что ответил.

В общем, мыши плакали и кололись, но продолжали отвечать в сетях социальных плебсу безликому, неизменно потом жалея об ответах своих. 

Штука, однако, в том ироничная, что далеко не всегда приходили люди с оскорблениями да докапываниями. Отнюдь! Временами хотелось им лишь обсудить тонкости работы комментаторской да непростые рабочие моменты в репортажах божества микрофонного. Без подколок да без умысла злого, просто интерес удовлетворить обывательский.

Но оказалось, что сие непозволительно. Ибо Константин за эти 15 лет стал настоящим идолом. Все, что не скажет – как боженька молвит. Не репортаж футбольный ведет, а словно реченька журчит, березоньки шепчут и солнышко пригревает и так хорошо от этого комментария, что взял и зацеловал бы создателя до смерти.

Так думал про себя Константин. Ибо других, плохоньких репортажей, не водилося у маэстро. Как он, опять же, думал. Все прочее – зависти завистливые да ебаньки с идиотами окаянные, не понимающие и не принимающие света ангельского от Константина исходящего.

Ироды проклятые.

И вот тут сказке конец и начинается суровая реальность Матч-ТВ и его сотрудников. 

Можно было бы долго расписывать эту реальность, начиная от откатов, которые платят продакшены за возможность производить проекты для замечательного канала и заканчивая тем, с какой скоростью и радостью бежали на Окко те, кого туда позвал Стогниенко. Матч-ТВ долгое время был монополистом. И если ты спортивный комментатор, то ты либо комментируешь футбол здесь, либо сидишь без работы где-либо еще. С появлением Окко и феерическим #######(потерей) (никак иначе это не называется) прав на самый рентабельный в стране футбольный продукт под названием АПЛ – данная монополия исчезла. Появилась возможность выбирать. И мы видели, как, кто и что выбирал. Выбор зрителя же еще только предстоит оценить.

Однако вместо этого просто нужно признать необходимое. Что канал Матч-ТВ может с легкостью обходиться без комментаторов. Поскольку сами комментаторы главной целью своей работы видят удовлетворение собственного эго, а не привлечение новых зрителей на канал, аудитория которого разве что не уходит в минус. 

Комментаторы не понимают, что зрители платят, в том числе, и за адекватный комментарий. И если он им таковым не кажется – они вполне вправе, как потребители контента, высказать свое мнение на этот счет. Вежливо, разумеется. И если ответы им не понравятся — отключить комментарии. Или прервать подписку. Социальные сети сегодня – это СМИ. И публичному человеку следует об этом помнить, прежде чем размахивать внушительным половым органом перед лицами своей аудитории. 

Никогда не задумывались, почему комментаторы так отчаянно защищали Глушакова с его лайками и не понимали, за что его сослали в дубль? Как раз потому, что они ровно такие же. Им кажется, что их профайл – это их личное пространство, где можно воротить все, что душе угодно, но на деле, чем более публичный человек – тем меньше у него пространства для маневра. К сожалению, должность пиар-директора на Матч-ТВ либо отсутствует, либо ее занимает кто-то получивший ее за откат – никак иначе бездействие на этом фронте работы у меня объяснить не получается.

Понимание факта, что главные лица канала должны популяризировать канал, а не себя, могло бы многое изменить в их работе. Но это в их планы не входит. Шмурнов, Черданцев, Генич, Занозин и прочие занимаются популяризацией собственных персон. Добиваясь, при этом, совершенно противоположных результатов и искренне, реально ИСКРЕННЕ удивляясь, когда эти результаты приходят к ним в социальные сети и вместо восторгов высказывают претензии. Ответить нормально они не могут – вот еще, до тупого плебса опускаться – поэтому сначала скатываются в базарную ругань, потом жалеют об этом, потом банят всех, кто им не нравится и думают, что все кончено. If I ignore it – may be it’ll go away.

Константин Условный так и не понял, что в моем твите претензии к нему не было. Что его никто не обвинял в том, что он болел за одних и принижал других. Что никто не говорил, что его комментарий непрофессионален. Речь шла лишь о том, что непредвзятый зритель, не испытывающий симпатии ни к одной из команд, который мог бы заинтересоваться матчем и стать новой аудиторией благодаря прекрасной работе комментатора – вместо этого поразился градусу ненависти в комментарии и спросил, почему оно так и всегда ли это так. Однако Константин решил, что до него докапываются, а новую аудиторию отмел, как ненужную. Вот еще, зачем это мне новые зрители, да еще те, которые в футболе не разбираются. В комментарии пришел даже Илья Геркус, не страдающий симпатий к Спартаку и тоже отметивший, что комментарий был, мягко говоря, резковат и однобок. Реакция Константина? «Какой вы нежный». Это наш ведущий комментатор.

Все это, конечно, замечательный парадокс. Никто не разбирается в футболе лучше Константина – в глазах самого Константина, разумеется. Точно так же, как никто не разбирается лучше Шмурнова, Черданцева, Занозина, Шнякина – в глазах, опять же, каждого из них. Из чего можно сделать вывод, что аудитория им и вовсе не нужна. Она не разбирается в футболе так, как они. Она не имеет права на вопросы и мнения, она должна завалить пещеру и восхищенно внимать. А если она позволяет себе этого не делать – она отправляется в бан. А то ишь, позволила себе тут говорить о какой-то, понимаете, ненависти. 

И категорически плевать, собственно, был ли этот «градус ненависти» направлен на Спартак, ЦСКА, Динамо или Зенит. Особенно на Зенит — там с градусом лучше не перебарщивать, есть риск без работы остаться, а на Окко мест больше нет. Проблема в том, что этот градус есть в принципе. Можно видеть ошибки, можно говорить об ошибках, можно критиковать и при этом оставаться в рамках беспристрастности и объективной оценки. А можно вывалить на стол весь имеющийся негатив, не только разозлив тех, кто смотрит с интересом, но и отпугнув тех, кому изначально было по барабану на обе команды и просто хотелось посмотреть футбол. А потом грозно вращать своим пенсне, крича «я 15 лет комментирую, как хочу, так и говорю». И искренне, опять же, не понимать – почему к ним такой негатив.

А дальше будет вот что. Аудитория послушает-послушает – и хорошо, если просто отключит комментаторов. А то и просто отключит подписку и уйдет на Окко. Тем более там футбол, а тут черти что (хотя на футбол тоже иногда похоже). После чего руководство Матч-ТВ, которое славится своей «любовью» к собственному комментаторскому цеху, изучит цифры, согласно которым зрителей, которые смотрят с интершумом больше, чем зрителей, которые смотрят с комментаторами – и задастся логичным вопросом.

А зачем нам, собственно, комментаторы? 

Вопросом, которым уже давно задаются многие зрители.

Влад Буханцев, telegram

Автор